Проектирование как профилирующая дисциплина

Профилирующей дисциплиной на дерево- и металлообрабатывающем факультетах было проектирование.


Цель учебного проектирования, как писал в учебной программе в 1924 г. профессор метфака А. Родченко, — в процессе работы над конкретной вещью «дисциплинировать студента на изложение в проекте своего художественно-технического понимания современного требования жизненных удобств и технических возможностей»1.


Проектирование помогало выработать критическое отношение к устройству, конструкции, способу использования и производству существующих вещей. Родченко предполагал, что подробный функционально-конструктивный анализ предметов и потребностей может подсказать совершенно новые варианты. Выпускник метфака должен был стать «инженером вещи», способным дать ясное проектное предложение на спрос, умеющий учитывать потребности и социальные факторы, а также возможности промышленного производства.


Проектирование включало несколько этапов: от формулировки проектной задачи, анализа используемых материалов, особенностей назначения вещи, ее внешнего вида и стоимости — к подготовке рабочих чертежей и моделей в натуральную величину и в реальном материале. «Не просто проект, а изобретательское предложение, новое решение должен уметь делать инженер-художник металлообрабатывающего факультета»2. Изобретательство включало оригинальное со-


четание функций, применение сложной кинематики конструкции (складывание и раскладывание), поиск простой, ясной и композиционно острой формы.


Задания по проектированию подразделялись на две группы: так называемую «лицевую обработку металла» и «конструирование ме-талловещей». Под «лицевой обработкой» Родченко имел в виду информационно-рекламные проекты, например, указателя трамвайной остановки, значка, упаковки для продуктов, витрины или уличной рекламы. Такие задания предполагали грамотное решение графической композиции, знание различных технологий получения изображения на бумаге, стекле, металле, способы травления, эмали, трафаретной печати и т.д.


Второй тип заданий был рассчитан на тренировку конструкторских навыков. Начиналось все с простейших, элементарно устроенных вещей: дверной ручки, пепельницы. Затем предлагалось спроектировать более сложные предметы: лампу, складной стул, театральный киоск. В конструкции таких вещей, как многофункциональный стол, полка для книг или убирающаяся кровать, ценилось остроумное решение пространственной структуры, позволявшее вещи динамично раскрываться в пространстве и компактно складываться.


В каждом задании была своя изюминка, даже в его формулировке. Проектировали не просто киоск, а складной киоск-витрину; не просто чайник, а походный чайник, он же котелок, сковорода и что-либо еще; не просто кресло, а кресло-кровать. Получались многофункциональные вещи-аппараты с разнообразной кинематикой и ажурной формой, откровенно показывавшей принцип их устройства. Курсовые проекты выполнялись в материале — либо в натуральную величину, либо в масштабе. Тут проверялось умение студента работать с разными материалами, знание станков и инструментов.


Яркий пример такого подхода — универсальный стол студента И. Морозова 1926 г. (рис. 40). Этот стол — целый комбинат из вещей. С одной стороны половина крышки стола откидывается вверх, открывая обеденный стол с укрепленными под крышкой столовыми приборами. Вместо скатерти — перематывающаяся с одного вала на другой широкая бумажная лента. На другой половине стола укреплена фиксируемая под любым углом доска для черчения. В нижней части хранятся складные металлические стулья. В эти же годы на де-



Рис. 40 И. Морозов. Универсальный трансформирующийся стол. Руководитель А. Родченко 1926


ревообрабатывающий факультет приходит архитектор А. Лавинский, автор фантастического проекта «Города на рессорах», обсуждавшегося в ИНХУКе. Он ввел новую, актуальную, тематику проектирования, отстаивал более лаконичные приемы оформления мебели, вводил принципы обнажения деревянной конструкции, ее геометризацию. Вместо изготовления традиционной резной мебели и деревянных павильонов перешли к проектированию внутреннего оборудования квартир и оформлению клубов.


В 1925 г. на деревообрабатывающем факультете начал преподавать вернувшийся из Берлина Эль Лисиц-кий. Тесно связанный с архитекторами, он участвовал в разработке образцовых проектов домов-коммун. А студенты под его руководством выполняли проекты встроенной мебели. Лисицкий считал, что современную квартиру или комнату необходимо разрабатывать с максимально трансформирующимся стационарным внутренним оборудованием, наподобие кают парохода или купе поезда. В конце 1920-х гг. дипломники Лисицкого проектировали как стандартную унифицированную мебель, так и мебельдля конкретных объектов — например, для каюты капитана рефрижераторного судна.


В 1928 г. Лисицкий выступил с докладом о художественных предпосылках стандартизации бытовой мебели на заседании одной из секции Совнархоза, посвященном производству мебели. Сформированные им пять основных принципов работы дизайнера-мебельщика актуальны и поныне.


«На чем основана выразительность современных вещей?


1. Они представляют самих себя, а не изображают что-то совсем другое. ОНИ ЧЕСТНЫ.


2. Глаз воспринимает их как целое, не блуждая и не застревая в путанице формы. ОНИ ЧЕТКИ.


3. Они просты не от нищеты оформляющей энергии, изобретательской фантазии, а от богатства, стремящегося к лаконизму. ОНИ ЭЛЕМЕНТАРНЫ.


4. Их форма в целом и деталях может быть построена циркулем и линейкой. ОНИ ГЕОМЕТРИЧНЫ.


5. Их оформляла рука человека посредством обрабатывающей части современной машины. ОНИ ИНДУСТРИАЛЬНЫ»1.

Читать далее: 1 2



реклама