От кубизма - к функционализму

Стиль 1930-х гг. в европейском дизайне и архитектуре иногда определяют словом «точность», имея в виду соединение простоты, изящества формы и технически совершенного исполнения1. Действительно, в произведениях дизайна этого периода — рафинированной и утонченной по формам фарфоровой посуде Эббе Салолин, зданиях Ша-роуна или кресле «Барселона» Мис ван дер Роэ, фотографиях моды Джорджа Хойнингена-Хюне для журнала «Vogue» — доминируют чистые линии, стремление к максимальной законченности, своеобразный классицизм. Такое же ощущение совершенства красоты есть и в бездекоративных столовых приборах из металла, и в корпусах автомобилей, и в форме самолетов. Этот элитный стиль дизайна был частью общего стилистического направления, получившего название «ар деко».


Строго говоря, ар деко не обладает таким же явным своеобразием, как, например, модерн, конструктивизм или функционализм. В этом явлении сплелись две противоположные тенденции. С одной стороны, связанный с геометрической абстракцией опыт кубизма, коммерческое использование модернистских экспериментов начала XX в., впечатления от дягилевских «Русских сезонов» и археологических находок в Египте, стилистика «Баухауза». С другой стороны, термин стал обозначать стиль фешенебельных салонов, роскошных дорогих интерьеров, созданных французскими дизайнерами в середине 1920-х гг.


Развитию стиля способствовала сильная французская традиция декоративного искусства, а известность принесла Международная выставка декоративных искусств и художественной промышленности 1925 г. в Париже.


Ар деко — это одновременно и стиль, и выражение образа жизни, атмосферы 1920-х гг. Творения ар деко тесно связаны с именами личностей того времени — актрисой и певицей Жозефиной Бейкер, поэтом Жаном Кокто, постановщиком и антрепренером Сергеем Дягилевым, художником Франциском Пикабия, модельерами Полем Пуаре и Коко Шанель, киноактрисами Марлен Дитрих и Гретой Гарбо, архитекторами Робером Малле-Стевеном и Пьером Шаро.


Это время Чаплина, время джаза и фокстрота, время черных эбонитовых грампластинок и патефонов, время первых радиол и массовой фотографии.


На выставке 1925 г. была представлена самая консервативная часть ар деко как продолжение наиболее близкого по характеру стиля Луи Филиппа. Для демонстрации роскошной мебели работы Жака Эмиля Рульмана, лидера ар деко в этой области, был выстроен даже отдельный павильон. В рецензии на выставку, опубликованной в журнале «L'Art vivant», критик Вольдемар Георг писал, что кроме проекта небольшой квартиры, представленного студией «Primavera», среди экспонатов невозможно было отыскать ни одного проекта квартиры для рабочих или хотя бы для человека, занятого интеллектуальным трудом. Во всем доминировала фальшивая роскошь1.


Единичные примеры выбивались из этой массы. Например, павильон Ле Корбюзье «Эспри нуво» (L'Esprit Nouveau), средства на строительство которого дал автомобильный магнат Габриэль Вуазен. Это небольшое двухэтажное здание внутри имело двухъярусный интерьер. Белые стены, картины самого Корбюзье в стиле посткубизма, или «пуризма», кресла Тонет, удачно вписавшиеся в это пространство (рис. 46).

Читать далее: 1 2 3



реклама