Дессау: институт промышленного дизайна

После победы правых на выборах в Тюрингии финансирование «Баухауза» резко сократилось. К 1924 г. благодаря выставкам и публикациям работы студентов получили известность, школа имела прекрасную репутацию, и многие города были готовы ее принять. Гропиус нашел благоприятные условия в Дессау, где в то время у власти находились социал-демократы. В жизни школы начался второй этап. С этого момента архитектура начинает играть центральную роль в концепции школы, открывается отделение архитектуры (1927).


Дессау располагался в центре процветающего промышленного района: авиазаводы Юнкерса, мебельное производство, массовое жилищное строительство.


Новое здание школы и жилой корпус были выстроены по проекту Гропиуса (рис. 37). В композиции фасада школы с несущим внутренним каркасом преобладали ровные застекленные поверхности стен. Простота, легкость, обилие света в рабочих помещениях.


Преподаватели, так же как и студенты,жили фактически в пределах территории шко-



Рис. 37


В. Гропиус. Здание школы «Баухауз» в Дессау. 1925


лы. Студенты — в общежитии, преподаватели — в отдельных коттеджах. Внутреннее оборудование и мебель и для школы, и для общежития, и для коттеджей проектировались и выполнялись студентами и педагогами.


Здесь, в Дессау, Гропиус получил возможность построить целый жилой район для рабочих на основе новых принципов индустриализации строительства, рациональной планировки и обстановки.


Ласло Мохой-Надь был приглашен Гропиусом в качестве «мастера форм» на металлообрабатывающее отделение и как руководитель «Вводного курса» в 1923 г. Своей рационалистической концепцией формообразования он должен был заменить излишне иррационального, мистического, как казалось Гропиусу, Иттена. Мохой-Надь вводит все упражнения в русло проектирования. Сначала — графические проекты абстрактных композиций, выполненные в виде строгих геометризованных рисунков-чертежей. Нередко проекты выполнялись в технике линогравюры, где на черном фоне преобладали проведенные по линейке белые тонкие линии. На втором этапе на основе своих графических проектов студенты строили объемные композиции из промышленным способом обработанных материалов — кусочков дерева, металла, проволоки,стекла.


Под руководством Мохой-Надя создаются многие знаменитые проекты. Например, настольная лампа по проекту Вильгельма Ваген-фелда или предельно упрощенный по формам, геометризованный кофейный сервиз работы Марианны Брандт.


Металл лидировал как материал в студенческих проектах. Из него выполнялись абстрактные пространственные композиции, мебель, осветительная арматура. Металлические трубки, профили, сварка — все это приходит во второй половине 1920-х г. в дизайн мебели вместо традиционного дерева и привычных соединений по типу врезок, шпунтов и т.д. Металл одинаково выразителен в сочетании как с лакированными деревянными поверхностями стульев, столов, полок и шкафов, так и с кожей кресел.


В 1927 г. «Баухауз» издает первый каталог стандартизованной мебели, выпускаемой в его мастерских. Если в первой половине 1920-х гг. ассортимент мебели, спроектированной деревообрабатывающим факультетом, включал стулья, кресла, прямоугольные и круглые столы, письменные столы, полки и шкафы, то после переезда в Дессау возникли новые типы мебели. Например, складные стулья с металлическим каркасом, поворотные стулья по типу офисных, сборно-разбор-


ные табуретки, столы, убирающиеся один в другой, как матрешка, шкафы для детских комнат, состоящие из массы отделений — для игрушек, одежды, обуви.


В 1926 г. Марсель Брейер проектирует даже стандартизованный цельнометаллический дом из модульных элементов. Его достоинства — легкость и быстрота монтажа, обилие света, дешевизна производства и строительства.


Принципиальным в эволюции студенческих работ было то, что если в веймарский период все проекты и макеты лишь намекали на возможность их изготовления в промышленности, то в Дессау в конце 1920-х гг. почти все изделия представляли собой промышленные образцы.


Появилось и новое отделение — рекламы, а позже еще два — полиграфическое и фотографическое.


Йоост Шмидт, бывший студент «Баухауза», вел занятия по шрифтовой графике. Темы композиций: контрасты, оптические эффекты, шрифтовые композиции в перспективе. Работа Франца Эрлиха 1929 г. «Проект шрифта "0"» по-своему отвечает условиям задания Шмидта: в построении беззасечного шрифта использовать схему квадрата. Эр-лих разделил квадрат на 25 маленьких квадратов (каждая сторона была разделена на 5 равных отрезков). Толщина элементов букв — одна пятая квадрата.


В 1928 г. Йозеф Альберс, также бывший студент «Баухауза», возглавил пропедевтические курсы. Его система пропедевтики строилась на создании объемных композиций из плоского материала. За счет особого раскроя, перфорации (сгибов), прорезей бумага приобретала конструктивную жесткость. Получались высокие вертикальные башни, структурированная поверхность, выразительные скульптурные композиции.


В деревообрабатывающей мастерской всеми вопросами адаптации проектов к промышленной технологии ведал технолог Йозеф За-хманн. «Мастером форм» становится сам Гропиус, а Марсель Брейер — его ассистентом. Еще в 1925 г. Брейер спроектировал кресло «Василий» (названное в честь Кандинского) — металлический трубчатый каркас с сиденьями и подлокотниками из текстиля. Это знаменовало переход от дерева как основного материала для мебели к смешанным моделям. Под руководством Брейера создавались образцы типовой мебели, некоторые из них были куплены фабрикой Тонета. В мастерских экспериментировали с новой технологией — ламинированием


дерева и ктееной фанерой. После отъезда Брейера в Берлин пост руководителя мебельных мастерских занимает Альфред Арндт (1929), уделявший больше внимания социальным факторам.


Швейцарский архитектор Ханнес Мейер по предложению Гропиуса сначала возглавил архитектурное отделение, а затем, в 1928 г., и саму школу. Он обращал внимание студентов на связь между конструкцией вещи и обществом, на переход от интуитивного чувства формы к научным исследованиям, на удовлетворение потребностей людей, исключая потребность в роскоши. Мейер ввел новые предметы в программу обучения: социологию, экономику, психологию.


В 1929 г. в честь десятилетия школы в Цюрихе была устроена большая выставка «Баухауза». Среди проектов того времени — «обстановка народной квартиры», мебель для конкретных потребительских групп. Студенты большое внимание уделяли дешевизне производства и ограничению числа необходимых деталей. Среди такой мебели — складные деревянные столы и стулья, а также шкаф для холостяка (проект Йозефа Поля 1929 г.): прямоугольная призма на колесиках, дверцы открываются с обеих сторон. Этот шкаф — прообраз многофункциональных контейнеров для жилья, спроектированных много позже итальянцем Джиованни Коломбо (1970-е гг.).


В конце 1920-х гг. «Баухауз» подписал контракт с фирмой «Швинцер и Графф» на проекты ряда металлических светильников. Но наибольший коммерческий успех выпал на долю обоев, созданных в мастерской настенной живописи. Вместо цветочков были использованы рисунки, напоминающие структуру ткани с мелким геометрическим орнаментом. Двенадцать типов рисунков выпускались в пяти разных расцветках компанией «Раш» из Ганновера с 1930 г. Преимущество этих рисунков заключалось в том, что, во-первых, было ограничено количество цветов, а во-вторых, рисунок был мелкий и нерегулярный, что позволяло легко подгонять полосы при оклейке стен. Маленькие помещения благодаря такому рисунку казались более просторными.


1 августа 1930 г. власти Дессау отстранили Мейера от директорства за левые политические взгляды. По рекомендации Гропиуса директором был назначен Людвиг Мис ван дер Роэ. Мейер постоянно говорил о зданиях, Мис ван дер Роэ — об искусстве строительства. В 1932 г. под нажимом нацистской партии городской совет закрыл школу. Мис ван дер Роэ пытался сохранить ее в Берлине как частное предприятие, однако и здесь ее пришлось закрыть, когда в 1933 г. здание заняли полиция и войска СС.


История «Баухауза» — это непрекращающийся конфликт между экспрессионистскими ощущениями и рациональными производственно-технологическими принципами. В годы директорства Гропиу-са до 1930 г. рациональное начало постепенно отвоевывало позиции. С приходом Мейера оно стало доминирующим. В третьей фазе — под началом Мис ван дер Роэ в Берлине — социальные аспекты отошли в тень, а чисто формальная рациональность стала ведущей.


Семена «Баухауза» разлетелись по всему миру. В Чикаго эмигранты Мохой-Надь и Гропиус открыли «Новый Баухауз». Выпускники школы активно работали в графическом дизайне и архитектуре. В послевоенные годы они стали первыми преподавателями возрожденных и вновь созданных дизайнерских школ, таких, как, например, Ульмская школа в ФРГ.

Читать далее: 1 2 3



реклама