От поп-арта до «нового» дизайна

«Поп-революция» в Британии стала не просто выражением нового мироощущения молодежи, проявившегося в музыке, кино, театре, журналистике. Она затронула и материальную среду: интерьеры, моду, мебель. Особую роль играли так называемые артефакты — небольшие вкрапления в обычный интерьер, коренным образом изменяющие его: подносы и кофейные кружки, бесформенные кресла и пуфики, оптический орнамент интерьерных тканей и психоделическая графика. Пластмассовые изделия — часы, посуда, кухонная утварь — все это приобрело яркий, открытый цвет, броскую форму. Понятие «хороший дизайн» уходило в прошлое. Формировались новые критерии: забавно, ярко, быстротечно, экспрессивно.


На поп-арт в дизайне 1960-х гг. оказала влияние группа художников «Независимые», собиравшаяся время от времени в период 1952— 1955 гг. в лондонском Институте современного искусства. Они и считаются пионерами этого направления в Великобритании, первыми воплотившими оригинальные идеи организации среды.


Искусствовед Лоренс Эллоуэй, автор термина «поп-арт», пишет, что вначале термин относился скорее к поп-культуре, складывавшейся под воздействием массмедиа1. В середине 1950-х гг., после ряда обсуждений и выставок «Независимых», сформировалось отношение к массовой культуре не как к развлечению или средству бегства от жизни, а как к нормальному объекту искусствоведческого анализа с точки зрения композиции, эстетики, содержания. Особенно большое впечатление произвела выставка «Человек-машина и движение», организованная в.1955 г. членом группы «Независимые» Ричардом Гамильтоном. Собственно, на этой выставке и родилась идея коллажа Гамильтона «И что же делает наши современные дома такими особенными, такими привлекательными?». Коллаж был представлен публике год спустя^и считается первым произведением поп-арта. На фоне фотографии интерьера с белыми стенами, неоновыми рекламами за окном стоит культурист. В руке он держит, как теннисную ракетку, огромный леденец на палочке с надписью «Рор». На прямоугольном диване у телевизора полулежит вырезанная из какого-то журнала обнаженная девица. На голове — вместо шляпы абажур. В качестве символов поп-культуры в коллаж были вставлены фотографии портативного пленочного магнитофона, банки консервированной ветчины. В рамке на стене висела вырезанная из какого-то комикса сцена — прообраз будущих картин американца Роя Лихтенштейна.


В задачи выставки 1956 г. «Это — завтрашний день» входила демонстрация синтеза абстрактного искусства и архитектуры. Однако наиболее интересными экспонатами оказались не отдельные произведения, а пространство инсталляций. Гамильтон участвовал в создании стенда в духе пародии на архитектуру. Внутреннее пространство было темным, с нарушенной перспективой, мягким полом. На наружных стенках наклеены вырезки на тему поп-культуры, различные фотографии, в том числе и Мэрилин Монро. Художники приняли индустриальную культуру и вводили ее аспекты в свои произведения2. Эдуардо Паолоцци и Гамильтон даже преподавали в Королевском колледже искусств. «Внедрение» поп-арта в педагогику было связано не столько с инициативой дирекции, сколько с настроениями студентов.


На волне поп-арта 1960-х гг. — времени мини-юбок и поп-музыки, появления дешевых товаров и услуг — в дизайне возникают новые


концепции, новые материалы, новые принципы создания вещей. Большим спросом пользуются вещи-однодневки из бумаги, картона или пластмассы: одноразовая посуда, одноразовая скатерть, одноразовое платье. Характерен стул Питера Мердока из картона разнообразной расцветки, который продавался в сложенном виде.


В этот период начинается новый виток футурологических разработок. В начале 1960-х гг. формируется нонконформистская группа архитекторов, занимавшихся экспериментальным проектированием. В нее вошли Д. Грин, М. Вебб, Д. Кромптон, П. Кук, У. Чок, Р. Хер-рон. Название группе — «Аркигрэм» — дал одноименный журнал, рассчитанный на международную аудиторию единомышленников. Члены группы публиковали проекты планетарного масштаба — от поселений на Луне до системы «Plug-in-City» («Город, построенный по принципу электрической вилки, вставляемой в розетку»1). Город представал как глобальная инфраструктура, в любой точке которой можно было получить жизненно необходимые услуги, а также подключиться к глобальной информационной сети радио и телевидения. «Будущее жилище рассматривается как сфера творческой и научной деятельности, духовного роста и общения между людьми», — писал, анализируя эти и другие подобные проекты из Италии, Японии и Австрии, архитектор А. В. Рябушин, занимавшийся во Всесоюзном научно-исследовательском институте технической эстетики в Москве футурологией жилища [Рябушин, с. 10].


Магазин «Habitat» (условно это название можно перевести как «обитаемое пространство»), открывшийся в 1964 г., воплощал не только новый подход к организации розничной торговли. Теренс Конран, дизайнер-текстильщик, попытался выстроить целостные типы интерьеров. Здесь продавались не столько отдельные товары, сколько «стиль жизни» (рис. 60). Идея предлагать потребителям целостные интерьеры, образ жилья принадлежит Уильяму Моррису. В своих салонах он продавал мебель вместе с гобеленами, изделиями из керамики. Конран подбирал по каталогам предметы, которые, по его представлению, подходили друг другу стилистически и эмоционально. Точно так же и в магазине «Habitat* посетитель мог выбрать наиболее соответствующий ему по вкусу, стоимости, пространству тип интерьера либо дополнять свое жилище понравившимися деталями. Этот тип магазина отражал одну важ-



I Рис. 60 Т. Конран. Товары магазина «Habitat». 1960-е


ную мысль — понимание того, что не все люди одинаковы, что интерьер есть предметное продолжение личности человека.


«Наши потенциальные покупатели, — разъяснял Конран, — молодые люди, возможно, впервые заводящие свой дом, — образованная и интеллигентная прослойка общест-


ва. <...> Изделия должны быть функциональны, отличаться высокими технико-эстетическими каче-


ствами. Мы не стремимся к неким переворотам в дизайне, напротив — хотим создавать простые, отлично изготовленные изделия, сходные по цене. А поскольку все изделия проектируются одной дизайнерской группой, обеспечивается общее стилевое единство товаров, продаваемых в магазине»1.


Конран не только организовал дизайн-бюро для проектирования самых разнообразных товаров для дома, но и впервые ввел принцип организации торгового зала по типу открытого склада. Вся мебель продавалась в разобранном виде в компактных картонных упаковках. В 1995 г. «Habitat» вместе со всеми филиалами в Париже, Нью-Йорке и Токио купила фирма «1КЕА». Теперь те же идеи торговли интерьерами, стилями, принцип открытого склада развиваются в рамках этой шведской фирмы (см.: ч. V, гл. 1).

Читать далее: 1 2 3



реклама