Лучшее для большинства

Скандинавские дизайнеры придерживались принципа: лучшее для большинства. После Второй мировой войны поколение, родившееся в 1920-е гг., старалось так обставить свои квартиры, сформировать такую предметную среду, которая помогала бы возродить утраченное за годы войны представление о прекрасном, вернуть красоту и гармонию в жизнь. Даже простейшие вещи — повседневная посуда или емкости для масла и уксуса для сервировки стола — проектировались после долгого предварительного функционального анализа: кто и как


подает посуду на стол, жаропрочность посуды, взаимозаменяемость, крышки емкостей и т.д. И лишь потом начиналась работа над скульптурной формой.


Элегантный стул «Муравей», спроектированный датчанином Арне Якобсеном в 1950-х гг., до сих пор сохраняет популярность. Его иногда называют символом модернизма, понятным для масс. Конструкция навеяна экспериментами с гнутой фанерой американского дизайнера Чарлза Имса. Когда смотришь на безукоризненно отточенные по пропорциям стеклянные бокалы Тапио Вирккалы (1956) или на посуду работы Тимо Сарпаневы, кажется, что сама природа породила такие выверенные контуры.


После войны начинается дизайнерское освоение высокотехнологичных изделий. Первая аэродинамичная модель шведского автомобиля «Сааб», форму которой разработал Сикстен Сасон, была запущена в серию в 1950 г. Связь с аэродинамикой и авиацией здесь не случайна, поскольку фирма «Сааб» также конструирует и выпускает самолеты.


Годом раньше Сасон спроектировал для Виктора Хассельблада, который во время войны работал для фирмы «Сааб», новую широкоформатную зеркальную фотокамеру. Фотоаппарат выпускался без изменений более 40 лет. Самая яркая страница в биографии этого профессионального фотоаппарата — съемка на Луне во время американской экспедиции 1960-х гг.


В 1950-х гг. в США и Канаде прошли выставки скандинавского дизайна. Критики удивлялись: в чем причина высшего качества этих изделий, их авангардного облика? Мировой дизайн еще не знал столь красивых вещей. Искали объяснение в холодном климате, традициях близости к природе, в отсутствии урбанистического наследия. Ответ же заключался в том, что скандинавские производители приглашали к сотрудничеству талантливых дизайнеров.


В дизайнерской коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке немало вещей, созданных скандинавскими дизайнерами. Стулья и кресла Аалто для фирмы «Артек» (1934, 1945), его же органические по формам вазы (1930), бокалы Вирккалы.


Послевоенная Европа была готова к приятию функционального стиля. В нем видели примету нового времени.


С рационализацией торговли, с расфасовкой товаров связано и появление фирмы «Тетра-пак». В 1952 г. фирма начинает выпуск молочных пакетов в виде тетраэдров вместо привычных молочных бутылок.


Рис. 53 М. Бенктэон и С.Э.
Юхлин из группы
Эргономического дизайна.
Кухонный нож для
инвалидов. 1974


В 1990-х гг. повсеместно эта технология начала применяться ко всем видам жидких продуктов. Тетраэдры сменились прямоугольными объемами.


В 1960-х гг. спектр скандинавского дизайна еще более расширился. Копировальные аппараты, слайд-проекторы, телевизор с поворотным экраном, светильники, строительная техника. При сохранении социальной, гуманистической направленности в работах дизайнеров тех лет все ощутимее становилась научная подоплека. Одна из форм привлечения данных исследований — использование достижений эргономики. Отдельные проекты связаны с изделиями для инвалидов и пожилых людей. Рукоятка специального ножа для людей, страдающих мышечной дистрофией, сделана наподобие ручки пилы-ножовки, под углом, что позволяет легко резать хлеб, используя все мышцы руки (рис. 53). Появлялись и революционные предложения, наподобие знаменитого стула норвежца Свена Гунсруда, на котором человек сидит, упираясь коленями в мягкий валик. Такая поза, по мнению эргономистов, способствует исправлению осанки, более естественна для человека.


Вещи для всех высокого качества и недорогие — вот этический принцип скандинавского дизайна. Промышленность — лишь средство реализации этого принципа.


Отсюда понятен и современный феномен фирмы IKEA.


В 1943 г. Ингвар Компрад организует специализированный магазин, доставляющий товары по почте. В 1951 г. был издан первый каталог фирмы, а в 1952-м на мебельной выставке товары произвели сенсацию. От торговли по каталогу IKEA в 1965 г. переходит к сети магазинов. Примерно в это же время в Лондоне Теренс Конран открывает свой «Habitat» (см.: ч. V, гл. 3).


Принцип «Сделай сам» исповедовался с момента основания компании. Его реализация требовала совершенно особого характера мебельного производства. Была разработана предельно рационализированная и стандартизованная мебель, которая легко собиралась из модулей даже непрофессионалом. IKEA заключила ряд договоров с фирмами о поставке серий товаров для жилища: мебели, текстиля,


светильников, посуды. Среди дизайнеров, вещи которых делаются по заказу IKEA, — Тапио Вирккала, Вико Магистретти, Томас Эриксон (стул на колесиках и Е-образная полка), Эрик Санделл (шкафы на колесиках, стулья). Консультант компании по дизайну — датчанин Нильс Гамильгарт.


Девизы фирмы: «Мы не перевозим воздух» (все товары в плоских упаковках, которые легко штабелировать и перевозить); «Мы не храним на складе» (фактически магазин — это и есть склад, открытый для доступа покупателей, где каждый сам выбирает товар); «Мы делаем прочно» (качество изготовления и качество дизайна — часть престижа фирмы).


Для открытой в России сети магазинов IKEA 15% заказов выполняются на российских предприятиях.


Фактически функционализм — движение двухстороннее. С одной стороны — это подход дизайнера, максимально думающего, заботящегося о потребителе. С другой — доверие потребителя к дизайну, согласие с теми моделями образа жизни, которые предлагает дизайнер.

Читать далее: 1 2



реклама