Теория конструктивизма

Развитие конструктивных тенденций в творчестве художников повлияло и на характер теоретического осмысления феномена конструкции в искусстве. Термин «конструкция» регулярно фигурирует в работах искусствоведов с начала 1920 г. Например, анализируя памятник III Интернационалу, Н.Н. Пунин отмечает, что художник работал как рабочий над тремя единицами современного пластического сознания: материалом, конструкцией и объемом1. В справочнике отдела изобразительного искусства Наркомпроса, где указаны все стороны деятельности отдела (организационная, педагогическая, выставочная), термин «конструкция» часто упоминается в примерных программах и схемах учебного плана для Свободных художественных мастерских. Например, в программе по скульптуре сказано: «Главная роль (в учебном процессе. — А.Л.) должна принадлежать изучению материала и формы конструктивных задач»2. Термин «конструктивный» применялся для характеристики особенностей организации элементов произведения, и в первую очередь материала.


В 1920 г. при отделе изобразительного искусства по инициативе Василия Кандинского был организован Институт художественной



Рис. 34 Г. Клуцис. Проект «радиооратора» — динамической агитустановки. 1922


культуры (ИНХУК). В его задачи входили разработка науки об искусстве и поиск научных основ для создания «синтетического» монументального искусства, в котором был бы осуществлен синтез средств выразительности всех видов искусства — живописи, музыки, скульптуры, архитектуры и т.д. В качестве инструмента научных исследований был выбран принцип докладов о характерных элементах того или иного вида искусства с последующим обсуждением. Так, были прочитаны доклады об элементах музыки, скульптуры и даже математики. Делались попытки выявить универсальные закономерности психологического воздействия цвета, ритма, форм.


Однако «левых» художников и архитекторов — членов ИНХУКа (Бабичев, Бубнова, Древин, Кринский, Ладовский, Родченко, Попова, братья Стенберги, Степанова и др.) не устраивала неопределенная, эмоционально-интитуитивная форма работы, и они решили изменить цели и методы исследования. Вместо поиска элементов художники занялись проблемами организации произведений, от докладов перешли к обсуждениям на заранее сформулированную тему. В отсутствие Кандинского летом 1920 г. в рамках ИНХУКа была создана Группа Объективного анализа, члены которой провели историческую дискуссию на тему «Анализ понятий конструкции и композиции и момент их разграничения». Цель дискуссии — установить объективные критерии оценки художественных произведений с точки зрения законов их организации.


Члены Группы обратились к анализу конструкции по двум причинам. Первая связана с отмеченными выше конструктивными тенденциями в художественном творчестве 1920-х гг., вторая — со спецификой системного метода анализа произведений искусства. Выделив отдельные элементы, художники неизбежно должны были исследовать и закономерности организации этих элементов в произведениях искусства: ритм, композицию, конструкцию.


Группа Объективного анализа ИНХУКа изучала как абстрактные цветовые построения, так и живописные работы Крымова, Куприна, Матисса, находившиеся в Музее живописной культуры и собрании СИ. Щукина.


В ходе обсуждения «происходило взаимодействие двух понятий конструкции — конструкции инженерной и конструкции как закона организации элементов художественного произведения»1. Выясни-


лось, что «настоящая конструкция появляется только в реальных вещах, оперирующих реальным пространством»1. Отправной точкой при анализе работ послужило определение конструкции, сформулированное архитектором Н. Ладовским, исходя из особенностей инженерно-технических сооружений:


«Техническая конструкция — соединение оформленных материальных элементов по определенному плану-схеме для достижения силового эффекта»2.


Дискуссия показала, что конструкция — это такое средство организации формы, которое связано прежде всего с функцией вещи, с рациональным использованием материала. В связи с определением Ладовского возник вопрос о ненужности создания художниками в дальнейшем отвлеченных внефункциональных конструкций. Мир индустрии становился своеобразным эталоном конструктивности и целесообразности. В заключительных выводах работы Группы Объективного анализа содержались призывы к художественному освоению утилитарных предметов на основе их конструирования. Художественная деятельность должна была слиться с инженерно-технической благодаря общности конструкторского подхода к творчеству.


«Изобретатели и есть художники, и художник, по существу, есть изобретатель, он им и должен быть. Это то, к чему мы стремимся сейчас, переходя из плоскости холста в конструктивное производство»3, — отмечал Родченко в заключительной части дискуссии о конструкции и композиции.


С анализом конструкции как центральной характеристикой формы вещей, в которой как бы сливаются художественное и техническое начала, связана и переориентация ИНХУКа от исследования законов «чистого» искусства к рассмотрению взаимоотношений художника и производства. В абстрактных конструкциях отсутствовали целесообразность, функциональность, технология — все то, что так привлекало конструктивистов в мире новой техники. От создания отвлеченных конструктивных композиций художники перешли к проектированию вещей, построенных по тем же законам вну-


тренней логики и структуры. Складывалась и проектная философия конструктивизма как особого метода мышления художника, работающего для производства.


Характерны темы докладов 1921 — 1922 гг.: В. Степанова «О конструктивизме», А. Лавинский «Инженеризм», Б. Кушнер «Роль инженера в производстве», О. Брик «Что делать художнику пока». В эти годы в ИНХУКе выступал и Эль Лисицкий.


В итоге в выступлениях, а также в книге А. Гана «Конструктивизм» (Тверь, 1922) были сформулированы некоторые исходные позиции:


• конструктивизм является итогом художественных поисков 1910—1920-х гг., включая и беспредметное абстрактно-геометрическое творчество;


• конструктивизм отличается от стилей прошлого тем, что он не является стилизацией и не имеет «декора»;


• форма вещи рождается исходя из целесообразного использования материала и ее назначения;


• цель конструктивизма — организация жизни или, как писал Ганн, «коммунистическое выражение материальных сооружений».


С этим же пафосом грядущей индустриальной культуры написана книга И.Г. Эренбурга «А все-таки она вертится»:


«Искусство вчерашнего дня основано на торжестве ДЕКОРАТИВНОГО НАЧАЛА.


Новое искусство полярно противоположно в выводах, ибо строится на иной базе. Оно не только не углубляет рва, отделяющего его от жизни и от труда, но стремится во что бы то ни стало ров засыпать, ибо в этом видит залог своего спасения. Если б «"она не вертелась"» (имеется в виду эволюция планеты искусства. — А.Л.) и процветал бы прежний эстетизм, то лет через сто искусство бы стало мелкой прихотью сумасшедших. Но начато новое мастерство в недрах будничного быта, это и есть торжество


КОНСТРУКТИВНОГО НАЧАЛА. <...>


Задача: построить вещь, которая летала бы. Безупречная точность исчислений. Экономия материала. Целесообразность каждой составной части. Обдуманность пропорций. Ясность плана. Тщательность выполнения. В итоге — воистину прекрасная вещь. Ибо Парфенон создавался согласно тем же принципам»1.


Эренбург протянул нить преемственности структурного, рационального мышления от Античности до конструктивизма.

Читать далее: 1 2 3



реклама