Проект памятника III Интернационалу

В первые послереволюционные годы казалось, что не только социальный, но и весь предметный и визуальный мир будет построен заново.


Кадры кинохроники 1918 и 1919 гг., старые фотографии сохранили сцены революционных праздников. К первой годовщине революции Натан Альтман в Петрограде «одел» основание Триумфальной колонны и Зимний дворец в кубистический наряд из плоскостей и геометрических объемов. В Москве вывешивались декоративные панно в условно-символическом духе, проводились конкурсы на украшение города к октябрьским торжествам.


В 1919 г. подотдел художественного труда отдела изобразительного искусства Народного комиссариата по просвещению организовал конкурс на лучшие «киоски для распространения произведений печати». Книжные и газетные киоски рассматривались не просто как торговые точки, но прежде всего как центры информации и политической агитации. Родченко спроектировал трехгранный киоск с несущим центральным стержнем, подчеркивавшим развитие формы по вертикали. На устойчивые объемы трех-, четырех- или пятигранных призм проектировщики навешивали все остальные атрибуты: выставочные стенды, трибуны, экраны, часы. Текст лозунгов дня выполнялся характерным для тех лет трафаретным шрифтом. Окрашенные плоскости напоминали паруса, а сам киоск — плывущий по волнам улицы корабль.


В 1919—1920 гг. в течение нескольких месяцев при архитектурно-строительном подотделе того же отдела изобразительных искусств



Рис. 32 К. Иогансен. Пространственная конструкция по типу вантово-стержневой структуры. 1921


работала комиссия по живописно-архитектурно-скульптурному синтезу (Живскульптарх). Архитекторами Николаем Ладовским, Владимиром Кринским, живописцами Александром Родченко и Александром Шевченко, скульптором Борисом Королевым и другими участниками были созданы необычные и раскованные проекты планировки городов, домов-коммун и зданий для «совдепов». Архитектурные фантазии способствовали раскрепощению видения художников, помогали сформулировать новые в социальном отношении проектные задания.


Одновременно были объявлены конкурсы и на всевозможные Дворцы труда.


Свою концепцию нового в социальном отношении сооружения предложил и Татлин в проекте знаменитого памятника III Интернационалу. На Руси нередко памятники строились в виде масштабных архитектурных сооружений. «Небоскреб» Татлина предполагался и вовсе грандиозным — 400 м в высоту (одна стотысячная часть земного меридиана). Памятник был задуман как сложная инженерная структура с массой подвижных помещений, внутренними механизмами. Сама по себе архитектурная форма основывалась на пластической идее наклонной фермы (угол наклона соответствовал наклону земной оси) и двух пересекающихся спиралей. Внутри каркасной конструк-



Рис. 33 В. Татлин. Проект памятника III Интернационалу. 1920


ции размещались последовательно несколько объемов функциональных помещений.


«Нижнее помещение (А), представляя по своей форме куб, движется вокруг своей оси со скоростью одного оборота в год и предназначено для целей законодательных. Здесь могут проходить конференции Интернационала. <...> Следующее помещение (В) в форме пирамиды, вращается по оси со скоростью одного полного оборота в месяц и предназначено для целей исполнительных. <...> Наконец, верхний цилиндр (С), вращающийся со скоростью одного оборота в день, имеет в виду центры осведомительного характера: информационное бюро, газета, издание прокламаций, брошюр и манифестов...»' (рис. 33).


В 1920 г. модель была привезена из Петрограда в Москву и демонстрировалась в Большом театре. Характерен лозунг, который был написан на транспаранте под потолком: «Инженеры-мостовики! Делайте расчеты изобретенной новой формы». Художник своими инициативными проектами должен был стимулировать техническую и строительную деятельность.


Татлин спроектировал не столько здание, сколько модель общества. Хотя проект и остался нереализованным, но его неоднократно публиковали, а на праздничных демонстрациях 1920-х гг. нередко встречались самодельные макеты татлинской башни, служившие для оформления шествий.


^-^В ноябре 1922 г. в Москве проходил IV Конгресс III Интернационала. Для установки плакатов, книжных витрин, радиорепродукторов художник Густав Кпуцис спроектировал серию трансформирующихся вантовых (т.е. соединенных при помощи растяжек) конструкций. Некоторые из них с ярко-красной геометрической суперграфикой в раструбах рупоров он назвал «радио-ораторами» и нередко использовал позже как мотивы в оформлении книг (рис. 34).


И хотя реально была использована всего одна конструкция на крыше гостиницы, где жили делегаты, для истории русского дизайна эти проекты были принципиально новыми, поскольку соединяли яркую лаконичную суперграфику с необычной сборно-разборной конструкцией.


В том же духе сложного многофункционального коммуникативного объекта проектировались и киноавтомобили. По деревням в те го-


ды разъезжало около тысячи кинопередвижек, походные библиотеки, клубы и выставки. Предполагалось, что они будут нести передовую культуру в глухую провинцию, агитируя за новый строй. Дизайнеры охотно участвовали в их проектах, предлагая различные варианты кинопередвижек-читален, передвижного театра, агитавтомобиля.

Читать далее: 1 2



реклама