«Де Стиль»: особенности пластического языка. Универсальность графического и объемного формообразования

Смысл публикации Дусбурга в журнале «Вещь» — привлечь внимание к тому факту, что рождается новое понимание монументального искусства, при котором человек оказывается не перед произведением, а буквально внутри него, если иметь в виду архитектурный объем, покрытый изнутри живописной композицией, внутренне связанной стилистически и формально с архитектурными объемами. Дусбург мечтал «поставить человека в пластическое искусство, а не перед ним».


Ядром художественной концепции группы «Де Стиль» была идея неопластицизма. Этот термин привился в искусствознании как калька с французского, хотя исходно был заимствован Мондрианом еще до 1920 г. из теософии (от голл. nieuwe beelding — новое представление об образах). Неопластицизм — это не столько идея использования конкретных форм, сколько область формально-композиционных ощущений, предощущений особого порядка, структуры образов, которые воплотились именно в том характерном для группы «Де Стиль» словаре визуальных элементов — прямоугольников, окрашенных яркими локальными цветами.


Неопластицизм — ядро тектонического языка «Де Стиля», предельно упрощенного, архитектурного. Именно поэтому он и смог стать основой интернационального стиля.


При внешнем сходстве с супрематизмом «Де Стиль» предполагает более определенные схемы построений на плоскости. Все размеры и пропорции элементов заданы прямоугольной сеткой. Квадраты и прямоугольники стыкуются здесь, как в мозаике.


И супрематизм, и «Де Стиль» как цветографические системы активно работают с объемной формой, пространством, организуя его при помощи крупных цветовых форм и изменяя его восприятие при помощи цвета. Для супрематизма более характерна независимость цветографической композиции от формы, для «Де Стиля» — четкая привязка по размерам, членениям цветовой композиции к объемной композиции.


В работах членов группы «Де Стиль» цвет выявляет и подчеркивает форму.


Это заметно в принципах использования цвета и в архитектуре, и в мебели ведущего дизайнера группы Геррита Ритфелда. Ритфелд познакомился с ван Дусбургом и Мондрианом в 1915—1916 гг. Быстро усвоив новый визуальный словарь, он тут же создает свое главное детище — так называемый красно-синий стул. Каждый объем или плоскость, из которых, собственно, и состоит его мебель, окрашены в свой цвет. Цветом же часто выделен и несущий каркас. Повторяя принцип живописи Мондриана, где цветные плоскости находятся, как в витражных ячейках, в черной прямоугольной сетке, Ритфелд также использует черный цвет брусков для выделения несущего каркаса стула с красной спинкой и синим сиденьем (рис. 30). Задуманный автором как «аппарат для сидения», он стал символом группы.


Итальянская мебельная фирма Кассина включила стул в свою коллекцию исторической мебели XX в. Несмотря на кажущуюся угловатость и механистичность, сидеть на нем вполне комфортно благодаря правильно заданной предельной высоте наклонного сиденья, понижающегося к спинке (33 см), и эргономически точно выбранному углу наклона спинки относительно сиденья.

Читать далее: 1 2 3



реклама